· 

Письмо Ван Гога и Гогена о посещении борделей продано за 210 тысяч евро

Письмо двух величайших художников XIX века — Винсента Ван Гога и Поля Гогена — в котором они рассказывают о своём посещении французских борделей, купил музей Ван Гога в Амстердаме. Учреждение приобрело документ на аукционе за 210 тысяч 600 евро.


Аукционист держит письмо, написанное в соавторстве Ван Гогом и Гогеном во время их совместной жизни в Арле. Фото: Christophe Archambault / AFP

Послание, ранее хранившееся в частной коллекции, было названо «исключительным». Оба художника по очереди делятся своим опытом совместной жизни во французском Арле и с уверенностью заявляют, что их работа возглавит «великий ренессанс  искусства».

 

Через несколько недель после написания этого письма Ван Гог и Гоген поссорились. Первый отрезал значительную часть левого уха, пошёл в бордель и подарил его Габриель Берлатье, дочери фермера, работавшей там горничной. Гоген внезапно отказался от планов провести год с голландским коллегой и заявил, что его друг сошел с ума.

 

  • В письме, датированном 1 — 2 ноября 1888 года, художники рассказывают своему другу Эмилю Бернару о первой неделе совместного проживания в Жёлтом доме — трактире со съёмными комнатами. Он был увековечен на работах Ван Гога, но снесён после того, как сильно пострадал во время Второй мировой войны.

 

  • «А теперь нечто, что тебя заинтересует — мы несколько раз сходили в бордели, и вполне вероятно, будем часто ходить туда работать, — сообщает Ван Гог в единственном письме, которое он написал вместе со своим другом-художником. — Сейчас Гоген трудится над полотном в том же ночном кафе, которое я тоже писал, но с фигурами, которые видел в борделях. Судя по всему, это будет прекрасная вещь».

 

  • Ван Гог добавляет, что «сделал два эскиза опавших листьев на тополиной аллее и третий — всей аллеи, совершенно жёлтой».

Жёлтый дом  Винсент Ван Гог Сентябрь 1888, 91.5×72 см

  • «Я клянусь, что совершенно не понимаю, почему не делаю фигуративные наброски, несмотря на то, что мне иногда очень трудно представить будущую живопись иначе, как новую плеяду мощных портретистов, простых и понятных для широкой публики, — написал он. — В любом случае, возможно, скоро приступлю к написанию борделей».

 

Письмо на четырёх страницах, написанное по-французски, купил на аукционе в Париже фонд Винсента Ван Гога. В октябре этого года документ станет частью выставки под названием «С любовью, Винсент. Величайшие письма Ван Гога» в музее художника в Амстердаме.

 

Автопортрет перед мольбертом Винсент Ван Гог 1888, 65.1×50 см

Совместное проживание двух художников в Арле должно было стать первым шагом на пути к реализации мечты 35-летнего Ван Гога о создании утопической колонии живописцев. В письме он упоминал, что это будет коммуна «коммерческого характера». Гогена он видел потенциальным лидером этого сообщества. 

 

  • Тем летом Ван Гог создал ряд своих самых знаковых работ, включая «Натюрморт с пятнадцатью подсолнухами» и «Звёздную ночь над Роной».

 

  • Он писал: «Гоген несказанно интересует меня как человек. Мне давно кажется, что в нашей грязной работе художников больше всего нужны люди с руками и аппетитом рабочих. Более естественные вкусы — более влюбчивые и благожелательные темпераменты — чем у декадентских и измождённых парижских обитателей».

 

  • Гоген — «неиспорченное существо с инстинктами дикого зверя», добавляет Ван Гог. «У Гогена кровь и секс преобладают перед амбициями. Но достаточно того, что ты наблюдал его вблизи дольше меня, я просто хотел описать тебе первые впечатления в нескольких словах».

 

  • В ответ Гоген мягко иронизирует над другом: «Не слушай Винсента, его, как ты знаешь, легко впечатлить и, конечно, стоит быть снисходительным». Он писал: «Винсент сделал два этюда опавших листьев на аллее, они стоят в моей комнате и очень тебе понравились бы».

 

Отношения между друзьями быстро испортились. Незадолго до Рождества Ван Гог спросил Гогена, собирается ли тот уехать. Когда тот ответил положительно, между ними вспыхнула яростная ссора. После этого Ван Гог схватился за бритву. Через полтора года он выстрелил в себя в поле неподалёку от дома своего врача в северной французской деревне Овер-сюр-Уаз.

 

По материалам The Guardian