НОВОТИ И ВИДЕО ОТ "РАДИО СВОБОДА" www.svoboda.org 

Радио Свобода

Композитор и поэт Дмитрий Смирнов умер от коронавирусной инфекции (Thu, 09 Apr 2020)
Ему был 71 год
>> Read More

ЕС призвал пересмотреть дело карельского историка Дмитриева (Thu, 09 Apr 2020)
Евросоюз предлагает российским властям отпустить некоторых заключенных из-за коронавируса
>> Read More

Собянин закрыл для посещения кладбища из-за коронавируса (Thu, 09 Apr 2020)
Кладбища будут открыты только для церемоний похорон и оформления услуг по погребению
>> Read More

СК возбудил ещё три уголовных дела за "фейки" о коронавирусе (Thu, 09 Apr 2020)
В том числе речь идёт о сообщении о пропускном режиме в Москве
>> Read More

Лицом к событию. В третий раз закинул Путин свой невод... (Thu, 09 Apr 2020)
Сколько еще обращений к нации ждет россиян? В эфире Станислав Белковский и Павел Грудинин.
>> Read More

Лицом к событию. В третий раз закинул Путин свой невод... (Thu, 09 Apr 2020)
Трижды за неполные две недели Владимир Путин обратился к россиянам. Зачем так часто? Вдохновляют ли эти обращения россиян? Когда и о чем будет четвертое? Почему власть решила ослабить карантинные меры? В эфире политолог Станислав Белковский и директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин.
>> Read More

ФРС США направляет на помощь бизнесу и штатам 2,3 трлн долларов (Thu, 09 Apr 2020)
Ранее подобный пакет помощи направило государство
>> Read More

Глава штаба Навального подаёт в суд на Соловьёва и Симоньян (Thu, 09 Apr 2020)
Лев Гяммер готовит против них иск о защите чести, достоинства и деловой репутации
>> Read More

В третий раз закинул Путин свой невод... (Thu, 09 Apr 2020)
Сколько еще обращений к нации ждет россиян? В эфире Станислав Белковский и Павел Грудинин
>> Read More

Мишустин поддержал идею возможной заморозки цен на продукты (Thu, 09 Apr 2020)
Эта мера доказала свою неэффективность больше 12 лет назад
>> Read More

В Карелии задержан бывший начальник колонии №9 Иван Савельев  (Thu, 09 Apr 2020)
Сотрудника ФСИН обвиняют в превышении должностных полномочий из-за избиения заключённого
>> Read More

Oxfam: пандемия грозит нищетой полумиллиарду жителей. ВИДЕО (Thu, 09 Apr 2020)
Oxfam призвало мировых лидеров поддержать бедные страны
>> Read More

"По чернобыльскому сценарию". Москву ждет "естественная убыль врачей" (Thu, 09 Apr 2020)
Пик заболевания COVID-19 ожидается в России в конце апреля, врачи готовятся к худшим временам. Преподавателей Сеченовского университета уже предупредили, что они будут "в резерве на случай естественной убыли медперсонала", рассказали Радио Свобода двое сотрудников Сеченовки. Минздрав готов отправить в больницы около 40 тысяч недоучившихся врачей из профильных вузов, государственных и даже частных.​ Минобороны сообщает, что в войска могут быть призваны дополнительно несколько тысяч военнослужащих запаса, в основном имеющих учетные военно-медицинские специальности, "по чернобыльскому сценарию". ​ Всего в России, по данным на утро 9 апреля, зафиксированы 1459 новых случаев коронавируса в 50 регионах, а всего с начала пандемии – 10 131 случай коронавируса в 81 регионе. Умерли 76 человек, 698 поправились. Москва и область – лидеры по количеству заболевших. По словам мэра Москвы Сергея Собянина, в столице России под больных коронавирусом отведено почти 20 тысяч коек в региональных, федеральных и частных клиниках. Подготовку московских больниц для приема больных с COVID-19 врачи называют "катастрофой": средств индивидуальной защиты (СИЗ) не хватает, необходимых лекарств – тоже, реанимации забиты больными с пневмонией, но у многих из них до сих пор не сделан тест на коронавирус. Составили список необходимых лекарств и отправили его наверх, нам его сильно порезали – якобы на закупку лекарств нет средств – Все делается в спешке, нормальных средств защиты для врачей нет, а то, что есть, – это даже не медицинские респираторы, а просто камуфляж, работать с этим нельзя, медперсонал быстро перезаражается от больных – и тогда начнется та самая естественная убыль врачей, о которой нас всех уже предупредили, – говорит Радио Свобода информированный собеседник в Сеченовке. – Мы где смогли собрали аппараты неинвазивной вентиляции легких, которые используют до ИВЛ, но нормальной вентиляции в самих палатах нет, а там облако в метре от больного точно будет, без противоэпидемических халатов для медперсонала там находиться опасно, а даже обычных хирургических халатов не хватает. Составили список необходимых лекарств и отправили его наверх, но нам его сильно порезали – якобы на закупку лекарственных препаратов нет средств. Простите, мы что, больных добрым словом лечить будем? Реанимационных коек тоже мало, а они понадобятся в большом количестве – вирусологи предсказывают, что у нас все может пойти по итальянскому сценарию с задержкой в 3–4 недели. Московскую больницу, о которой идет речь, со дня на день откроют на прием больных с COVID-19. Врачи просят на называть их фамилии, чтобы не остаться без работы. К тому же им пообещали хотя бы часть проблемных вопросов решить. "Врачи поликлиники, терапевты и педиатры, совершенно не оснащены средствами защиты. По приказу Минздрава шьем маски сами! Выезжать в очаги и осматривать больных врачи вынуждены голыми руками. Помогите, пожалуйста!" – пишут врачи в различные фонды. "Наша больница перепрофилируется для приема больных с коронавирусом и тяжелой пневмонией. Можем ли мы рассчитывать на помощь в закупке СИЗ?", "На станции скорой медицинской помощи не хватает костюмов и нет совсем респираторов. Если есть возможность помочь, то будем очень благодарны", "Не могли бы вы нам помочь с закупкой респираторов класса FFP2–FFP3 для неотложной помощи? Работаем в обычных масках и их тоже стерилизуем, в больнице около 100 врачей первичного звена (участковые терапевты 57, участковые педиатры 32, врачи общей практики 6), сейчас все работают на оказание экстренной и неотложной помощи, в т.ч. на дому в семьях с подтвержденным COVID. На стационар респираторы закупаются больницей. Однако есть потребность в полнолицевых масках". На помощь врачам благотворительный фонд "Правмир" уже собрал почти 10,5 млн рублей. В НКО говорят, что больницам помогали бы еще лучше, если бы врачам не запретили говорить о нехватках публично, ибо на официальном уровне "всё нормально". Медучреждения не могут попросить помощи открыто, не могут публиковать сведения о нуждаемости из-за запрета начальства – Фонд "Предание" и другие организации ("Правмир", "Созидание", "Живой", "Адвита", "Милосердие". – РС), взявшие на себя миссию помощи медучреждениям в борьбе с эпидемией коронавируса, столкнулись с тем, что многие региональные и московские медучреждения не могут попросить помощи открыто, не могут публиковать сведения о своих нуждах из-за запрета начальства. У всех должна быть декларирована полная обеспеченность всем необходимым, а сведения о нехватке считаются провоцированием паники, – говорит Владимир Берхин, руководитель фонда "Предание". – Это сильно усложняет работу по поиску и передаче помощи: жертвователи не понимают, зачем помогать, если всё хорошо.  Семен Гальперин из "Лиги защиты врачей" говорит, что основные очаги заражения сейчас в поликлиниках и больницах, куда привозят больных с пневмонией с еще не подтвержденным COVID-19. Если медработник пытается возражать, потому что нет элементарных средств защиты, ему тут же предлагают уволиться – Ситуация в Москве очень серьезная, идет массовое заражение в поликлиниках и приемных покоях больниц, где десятки человек с высокой температурой и кашлем сидят часами, ожидая госпитализации, – замечает Гальперин. – Врачам уже сказали, что в случае ухудшения ситуации их будут отправлять на борьбу с пандемией. По закону, если не введен режим ЧС, приказать им это нельзя, но если медработник пытается возражать, потому что нет элементарных средств защиты, ему тут же предлагают уволиться. Жалобы врачей на это уже есть, но они пока боятся говорить об этом публично. Программы переучивания в основном рассчитаны на 36 часов, можно ли за такой срок подготовить, например, врача-анестезиолога? Нет, конечно, его готовят годами. Оборудования тоже не хватает: врачей и больницы годами "оптимизировали", вот теперь будем пожинать плоды. В Московской области ситуация еще хуже, говорит известный врач-пульмонолог с 30-летним стажем.  – Я сегодня ночью осматривала тяжелых больных, они все в реанимации, многие на ИВЛ, практически у всех двухсторонняя пневмония, но коронавируса официально ни у кого нет, потому что у них до сих пор не взяли тест на COVID-19 или результаты не готовы, – рассказывает пульмонолог. – Сделали это не по злому умыслу, а потому что нет такой возможности, лаборатории не справляются (власти Подмосковья заявляют, что тест на коронавирус берется в обязательном порядке у прибывших из-за рубежа, тех, кто контактировал с уже заболевшими гражданами, а также у больных пневмонией или тяжелой формой ОРВИ. – РС). Нет многих необходимых лекарств, о каких-то препаратах, которые могут помочь, там даже не слышали. Например, уже известно, что при коронавирусе может наступить так называемый "цитокиновый шторм": когда организм впервые сталкивается с вирусом или бактерией, его иммунная система активизируется и начинает бороться, благодаря цитокинам клетки понимают, что нужна ответная реакция. Как правило, чем сильнее иммунный ответ, тем больше шансов победить инфекцию, но иногда иммунная система продолжает бороться и дальше, изнуряя весь организм, вплоть до летального исхода. И когда ты понимаешь, что этот шторм произошел, его надо срочно "затушить", и такие тесты и препараты существуют, есть они и российского производства, но подмосковные врачи о них не знают, их не закупили. То, что большинство "внебольничных пневмоний", скорее всего, и есть тот же COVID-19, признал и главврач Коммунарки Денис Проценко, который сам заразился коронавирусом и находится на самоизоляции. В сочетании с ложноотрицательными результатами ПЦР-тестов на 2019-nCoV это делает разделение больных "внебольничной пневмонией" и COVID-19 практически бессмысленным, пишет он. Врачи столкнулись и с другой проблемой – заболевшие не говорят врачам, что вернулись из-за границы и не находились на самоизоляции. "Пациентка призналась, что вернулась из Италии, когда ее уже переводили на ИВЛ, и таких случаев много, – рассказывает врач из Подмосковья. – Впрочем, чего требовать от простых смертных, если сами же специалисты не соблюдают эти требования: вспомните главного инфекциониста Ставропольского края Ирину Санникову, которая скрыла, что была в Испании, где заразилась коронавирусом и контактировала с сотней людей". (Санникова уволена, против нее возбуждено уголовное дело о халатности.) По данным Радио Свобода, из-за отсутствия необходимой защиты коронавирусом заболели две медсестры и заведующий реанимацией в Люберецкой областной больнице (ЛОБ).  "Пациент поступил в больницу с пневмонией, его состояние стало резко ухудшаться. В конце марта его перевели в реанимацию, где он пролежал два дня. Ему проводилась инфузионная терапия, ингаляции, противовирусная, противогрибковая и антибактериальная терапия", – рассказала сотрудница ЛОБ Радио Свобода. Все это время точный диагноз был неизвестен. Через несколько дней пришли результаты анализов на коронавирус. Тест оказался положительным. Вместо того чтобы немедленно взять анализы у контактировавшего с заболевшим пациентом персонала, объявить карантин в отделении или выдать маски, сотрудникам сказали: "Если вы и заболели, то вина ваша". После публикации Радио Свобода на коронавирус проверили всех сотрудников больницы и пациентов, у двух медсестер и заведующего реанимацией он оказался положительным. Главврач больницы Дмитрий Старцев, впрочем, считает, что с масками в учреждении проблем нет, потому что их шьют сами медсестры в кабинете невролога. Это противоречит рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, считающей, что самодельные повязки от коронавируса не защищают, поскольку при работе с зараженными эффективны только маски FFP (Filtering Face Piece). За работу с коронавирусными больными будут положены доплаты, пообещал Владимир Путин. Правительство выделило на это 10 млрд рублей: 80 тысяч в месяц добавят врачам и 25 тысяч – младшему персоналу. Это хорошо, но недостаточно – ощущение, что на самом верху не совсем понимают всю серьезность положения, озвучивая населению по телевизору бредовые вещи, говорит врач-пульмонолог: – Например, Вероника Скворцова, бывший министр здравоохранения, заявила недавно, что к одному аппарату ИВЛ можно будет подключать до четырех пациентов. Да, там действительно есть четыре выхода, но делать этого категорически нельзя: у одного больного 80% кислорода в крови, у другого 60%, один весит 100 кг, другой 70, у одного большой объем поврежденной легочной ткани, а другого он меньше, и т.д. То есть одинаковая болезнь не протекает у всех одинаково, а режим на приборе можно только один поставить, который подойдет лишь одному пациенту, а остальным лишь сделает хуже, – объясняет пульмонолог.  – Это заявление – просто позор, – согласен Семен Гальперин. – У пациентов сразу случится потеря мозговых функций, вместо людей мы получим "растения". По данным Минздрава на конец 2018 года, в России не более 47 106 аппаратов ИВЛ, из них 33 974 – в отделениях реанимации, но средний возраст и состояние этих приборов неизвестны, пишут "Ведомости". К тому же значительная часть ИВЛ занята другими пациентами.  
>> Read More

Главный редактор "Проекта" Роман Баданин обратился в СК из-за слежки (Thu, 09 Apr 2020)
За автомобилем журналиста несколько часов ехала машина с тонированными стёклами
>> Read More

Дочь и внук Назарбаева выиграли дело в лондонском суде (Thu, 09 Apr 2020)
Речь в деле шла о приобретении дорогой недвижимости в Великобритании
>> Read More

Бизнес не воспользовался господдержкой на зарплаты сотрудникам (Thu, 09 Apr 2020)
Сбербанк за полторы недели получил только около 200 заявок на кредиты под 0% годовых от малых и микропредприятий, а также ИП для выплат зарплат сотрудникам. Об этом РБК рассказал заместитель председателя правления Сбербанка Анатолий Попов. Сбербанк выдает кредиты сроком на месяц, объяснил зампред Сбербанка Анатолий Попов: после этого банк смотрит, были ли выплачены деньги сотрудникам, и может выдать кредит еще на месяц. Банк может отказать в кредите, если за это время численность сотрудников сократилась более чем на 15%. Попов предположил, что "не все компании обращаются за поддержкой, потому что у них могут быть свои ресурсы на выплату зарплат". Более реалистичным, как пишет The Bell, кажется другое объяснение – бизнес разочарован тем, что суммы кредитов рассчитываются не от реальных зарплат, а от МРОТ – 12 150 рублей. "Если у меня средняя зарплата 40 000 рублей, то 12 000 я, конечно, взял, спасибо большое. И на этом спасибо – ничего не говорю! Но ведь еще 30 000 я должен где-то достать", – критиковал программу в интервью The Bell совладелец Внуково Виталий Ванцев. Нулевая ставка по кредиту на зарплаты действует первые шесть месяцев. Если клиент не успевает погасить задолженность, то ставка по такому кредиту повышается до 4% годовых. Для получения кредита предприятия должны быть зарплатными клиентами банка и входить в список пострадавших отраслей. Число их сотрудников не может превышать 100 человек, а годовой оборот должен быть меньше 800 млн рублей. В программе кредитования могут участвовать все банки с рейтингом А без обеспечения, а также с более низким рейтингом, но при условии получения поручительства Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства. Под эти требования подпадают более 70 банков, сообщала глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Изначально ЦБ устанавливал для банков рейтинг на уровне не ниже АА.
>> Read More

Глава Башкирии обвинил врачей, лечащих пациентов с COVID-19, в попрошайничестве (Thu, 09 Apr 2020)
Ранее министр здравоохранения республики рассказал о нехватке "расходных материалов"
>> Read More

Google запретила сотрудникам использовать приложение Zoom (Thu, 09 Apr 2020)
Компания сослалась на уязвимости в безопасности
>> Read More

Мэрия Москвы планирует следить за иностранцами после открытия границ (Thu, 09 Apr 2020)
Москва решила создать систему отслеживания иностранных туристов на основе данных сотовых операторов, пишет "Коммерсант" со ссылкой на источник в мэрии. Мониторинг нужен, чтобы контролировать уровень заболеваемости COVID-19 после открытия границ (Россия закрыла их 30 марта без указания сроков). "Система должна помочь отследить жителей, потенциально контактировавших с иностранцами, и локализовать очаги заболеваний", – сказал собеседник издания. Контракт на предоставление данных о перемещении с единственным поставщиком будет заключать Департамент транспорта. В пресс-службе департамента изданию сказали, что создавать подобную систему не планируют. Но подтвердили, что проводят "оценку стоимости услуг по предоставлению геоаналитических отчетов по запросу". По данным газеты, претендовать на разработку системы может "Яндекс", который "уже передает властям свои данные по разным категориям, включая транспортные потоки". В компании предполагаемый проект мэрии комментировать не стали. В начале апреля в Москве запустили систему слежения за больными с коронавирусной инфекцией. Люди с подтвержденным диагнозом, которые лечатся дома и не должны выходить на улицу, должны скачать специальное приложение или получить устройство с ним от властей. Систему контроля за передвижением людей, находящихся на карантине, создают и на федеральном уровне. Она должна быть настроена к концу этой недели, писали "Открытые медиа". 30 марта, отмечала "Медуза", Минкомсвязи запросило у региональных властей обезличенные списки номеров мобильных телефонов людей, инфицированных коронавирусом, а также вернувшихся из-за границы, контактировавших с заражёнными и находящимися на самоизоляции.
>> Read More

Из фильма ужасов. Картонные гробы и неубранные тела на улицах (Thu, 09 Apr 2020)
"Это похоже на сюжет фильма ужасов, а больницы – на зону военных действий". Так местные и иностранные врачи, работающие в Эквадоре, описывают последствия эпидемии COVID-19 в Гуаякиле, крупнейшем городе страны. Все государства справляются с кризисом очень по-разному, о чем мы постоянно рассказываем в нашем лайвблоге. На латиноамериканском континенте небольшой 16-миллионный Эквадор оказался в числе наиболее пострадавших. Видео и фотографии, в последние дни поступающие из Гуаякиля, население которого составляет почти 2 миллиона 300 тысяч человек, даже на фоне всех остальных мрачных новостей, связанных с пандемией, отличаются пугающей безысходностью. Местные и федеральные власти Эквадора, очевидно, не способны справиться с происходящим. Мэрия города начала раздавать жителям картонные гробы – так как любых обычных не осталось, и организовала специальную горячую линию для семей, которым требуется убрать тела умерших родных из их домов и улиц, так как морги города совершенно перегружены. Министерство здравоохранения Эквадора заявляет, что в стране пока зарегистрировало лишь около 4 тысяч случаев инфицирования новым коронавирусом, и лишь около 200 смертей, большая часть которых приходится на провинцию Гуаяс, столицей которой является Гуаякиль. Но истинное количество и больных, и погибших может быть на порядок больше, убеждены и местные врачи, и журналисты, и оппозиционные политики. В любом случае, Эквадор уже оказался по этим показателям на втором месте во всей Латинской Америке, после гигантской Бразилии. Есть информация, что чиновникам приказано не разглашать статистику о количестве погибших в Гуаясе. Один региональный политик рассказал телеканалу CNN en Español: "Просто чтобы дать вам представление: со вчерашнего дня только в Гуаясе было выдано 480 свидетельств о смерти. 150 тел собираются с улиц каждый день. А из столицы нам рассказывают "лишь о паре сотен смертей". Впрочем, президент Эквадора Ленин Морено, подвергающийся очень жесткой критике за его реакцию на коронавирус и неспособность эффективно обеспечить карантин в Гуаякиле, вынужден был на днях признать, что в ближайшие недели в Гуаясе могут умереть до 5 тысяч человек. А глава оперативного штаб Гуаякиля объявил о появлении горячей линии в WhatsApp для родственников жертв: "Внимание: те, кому требуется вывоз умершего из дома, могут написать нам по этому номеру". Вице-президент Эквадора Отто Зонненхольцнер в прямом эфире национального телевидения вынужден был официально извиняться перед народом за ужасные сообщения, которые приходят из Гуаякиля, на которых видны трупы, сброшенные на тротуары из окон домов. Ранее всю страну обошел отчаянный призыв алькальда (мэра) Гуаякиля Синтии Витери к правительству и населению: "Что случилось с нашей системой здравоохранения? Люди оставляют своих мертвых на асфальте, складируют их перед больницами и даже мэрией. Никто не хочет забирать тела". Витери, сама инфицированная коронавирусом (в легкой форме), признала, что в Гуаякиле катастрофически не хватает ни медперсонала, часть которого уволилась и сбежала, опасаясь заразиться от такого числа пациентов, ни аппаратов искусственной вентиляции легких. При этом против самой Синтии Витери прокуратурой возбуждено уголовное дело за создание угрозы жизни людей – после событий 18 марта, о которых говорил весь мир. В тот день два лайнера испанской авиакомпании Iberia, которые должны были забрать в Европу около 200 европейских туристов (из Мадрида они вылетели пустыми), не смогли приземлиться в местном аэропорту имени Хосе Хоакина де Ольмедо – все сотрудники аэропорта, в том числе транспортная полиция, просто заблокировали ВПП автомобилями из страха перед инфекцией. В результате иностранцев пришлось как-то перевозить в аэропорт столицы Кито, откуда они в конце концов смогли потом улететь. Тогда Витери, которая, как выяснилось, и подбадривала с самого начала запаниковавших аэропортовых работников, публично пообещала, что если в аэропорт опять прилетят любые самолеты из Европы, вновь случится то же самое. О происходящем сегодня в Эквадоре Радио Свобода рассказал местный музыкант и политический активист Маурисио Боада, живущий в столице Кито: – Действительно ли в Гуаякиле сложилась насколько критическая ситуация, как пишут все СМИ? – Ситуация там тяжелая, и на самом деле есть такие случаи. Подобное в экстремальные моменты люди иногда преувеличивают, конечно. Я со многими людьми, которые живут в Гуаякиле, знаком, мы общаемся, и некоторые тоже немного удивлены, как появляются такие кадры и вообще, как до такого дошло. Но проблема есть. Гуаякиль – очень большой и проблемный город, и он всегда у нас и так на первом месте по смертности в год, как и вся провинция Гуаяс. Больницы не справляются, но главное, бюрократия там очень сильная. Вот, например, чтобы убрать тела умерших, надо проходить родственникам через бюрократический ад. В Гуаякиле родственники погибших пытаются получить справки о смерти, и для этого они должны стоять в очереди, и еще должны платить за это. То есть вообще бардак ужасный там сейчас, прямо скажу. – Как лично вы и ваша семья переживаете это время? Вы ходите в магазин за продуктами, гулять? – Сейчас гулять никто не выходит. У нас строгий карантин. Во-первых, все парки закрыты, что касается прогулок, а выходить просто так и не хочется. В магазины за продуктами люди, конечно, ходят. Продуктовые лавки, палатки, которые рядом, в квартале, нормально работают, туда привозят все товары, нет проблем. Естественно, немного повысились цены, хотя причин для этого нет, но ведь ажиотаж всегда приводит к этому. А большие магазины, естественно, не работают. Я вчера как раз вернулся из похода за едой. У нас сейчас строго ограничено передвижение, например, на машине можно съездить только раз в неделю, так что нужно постараться все нужные товары сразу купить и быть готовым продержаться долго. Но есть районы, которые, особенно в Кито, где народ стал расслабляться, люди уже начинают выползать просто так. Но постепенно вводятся все новые карантинные меры, каждую неделю, власти правила поведения меняют постоянно. И естественно, большие штрафы введены для тех, кто их нарушает. У нас на машине можно съездить только раз в неделю – И какие штрафы введены в Эквадоре за нарушение карантина? – Сейчас за нарушение карантина, например, если выходишь из дома или едешь на машине в неположенный день, то в первый раз – 100 долларов, во второй раз – 400. Для нас это очень много. А в третий раз – уже тебя посадят в тюрьму. Только что я посмотрел по телевидению, как вот кого-то арестовали. И обязательно, когда выходишь на улицу, требуется носить маску. – Маурисио, среди ваших родственников и знакомых нет заболевших или тех, кто пострадал косвенно, например, потерял работу, зарплату, бизнес и так далее? – Сейчас у нас, как и во всех странах, наверное, наиболее обеспеченны те, кто работают на государство, госслужащие, у них зарплата стабильна. А остальные, кто в частном бизнесе занят, им очень тяжело, потому что заказов нет, все замерло. У меня многие друзья – частные предприниматели, к примеру, занимаются мебельным производством. И кто сейчас хочет купить мебель? Никто, да и просто нет денег, и никому эта мебель не нужна. А у них, например, свои рабочие. У моего брата десять рабочих, он занимается IT-услугами, и сегодня его дело тоже простаивает. Но зарплату-то людям нужно платить по закону, ведь власти сказали, что нельзя никого увольнять, а платить должны. Наверное, можно как-то договориться с работниками, но все равно никого нельзя обидеть. Свои же люди! В пятницу, 10 апреля, говорят, будет новое телеобращение нашего президента, якобы он объявит о новых экономических мерах, чтобы облегчить этот кризис. А родственников заболевших нет, слава богу. Я должен в это время бывать и в больнице, потому что у меня мама лежит (по другой причине совсем) в госпитале. И там, конечно, большой аврал, не справляется больница, на самом деле. – Эквадор в последнее время стал очень популярной туристической страной. Все иностранные туристы сумели уехать домой, в том числе россияне? – Да, по большей части. Я ведь тоже подрабатываю частным гидом. И у меня получилось так, что последняя поездка закончилась 15 марта, а все ограничения вводили с 17 марта, и в этот день уже все транспортное сообщение было остановлено. Те туристы, которые были со мной, из Петербурга и Москвы в основном, они еле-еле успели улететь! Потому что некоторым пришлось менять обратные рейсы домой. Но мои чудом успели это все сделать и, слава богу, уехали. Но есть такие, которые остались, и я не знаю до сих пор, где они. Из разных стран есть знакомые у меня, и у некоторых как раз начиналась поездка, и тут ввели карантин и прочее. Но я знаю, что многие отсюда улетают специальными рейсами, которые организуют для них правительства европейских и американских стран. Но еще многие туристы из США остались здесь. – Как общество относится ко всем этим введенным властями ограничениям? И как вообще ведут себя власти, полиция, нет ли уличных столкновений? – Нет, в основном в Кито все спокойно. Бывают какие-то стычки, потому что у нас постепенно вводились запреты, многие не успевали уследить за нововведениями. Комендантский час – все время меняли его часы, каждую неделю практически. Сначала с 9 вечера до 5 утра, потом с 7 вечера до 5 утра, а в конце концов стало так, что уже с 14 часов до 5 утра нельзя выходить вообще на улицу. Естественно, есть люди, которые нарушают все. Их штрафуют, и стычки у них бывают с полицией. Но сейчас стала появляться и армия на улицах. И солдаты, конечно, имеют больше авторитета, потому что… скажем так, они другие меры применяют, когда нарушителя ловят. А так нормально себя ведут представители власти. Полицейские же тоже боятся заразиться! Лишний раз не связываются без нужды. Полицейские же тоже боятся заразиться! Лишний раз не связываются без нужды – Так вы считаете, что не справляется с происходящим система здравоохранения, госпитали, клиники? – Это очень трудно – справляться с таким. И у меня, конечно, нет полной, прозрачной картины перед глазами, что происходит. На самом деле люди, даже информированные, не понимают ничего. А те, которые понимают, не хотят об этом говорить, просто не объявляют нам ничего. Но для государственной системы все это очень трудно, и я думаю, что она не справляется, потому что поток заболевших очень велик. И та истерия, которая началась сейчас в Эквадоре, как и по всему миру, тоже мешает. Чиновники, которые у нас сейчас заведуют здравоохранением и прочим, пока занимают свои кресла, уверяют народ, что все хорошо – а когда их увольняют, сразу кричат, что все было плохо с самого начала. – Эквадор в последние год-два сотрясали сильнейшие политические баталии. Сейчас из-за общей беды они прекратились или нет? Звучит критика в адрес правительства и лично президента Ленина Морено? – Критика президента звучит у нас всегда. Потому что он, как президент, должен стоять всегда впереди, лицом к беде! А он, как и раньше, как и всегда, предпочел сбежать, спрятаться где-то на своей вилле и сидеть там в безопасности. То же самое было во время протестов в прошлом году, в октябре! И, к сожалению, сейчас вся эта ситуация превратилась опять в политическую борьбу. То есть мало того, что они не борются за безопасность, за здравоохранение – нет, они опять борются за деньги. Нынешняя партия власти против каких-то других оппонентов. Все в политику опять ушло, все силы государства. У нас в следующем году опять выборы, и Ленин Морено превратил все сейчас опять в свою предвыборную кампанию. – Беглый экс-президент страны Рафаэль Корреа в интервью одному аргентинскому телеканалу сейчас заявил, что нынешние власти вообще разрушили систему здравоохранения. А его самого только что заочно, так как он скрывается в Бельгии, приговорили к 8 годам тюрьмы – за коррупцию и за "разрушение систем жизнеобеспечения страны". Так кто больше виноват? Кстати, вспоминаю, что несколько лет назад, когда я сам был в Эквадоре, увидел в центре столицы протестную манифестацию именно профсоюза медсестер – они то же самое говорили, что и вы, и чуть ли не стекла в президентском дворце били. – Это очень длинный разговор. Система здравоохранения как была разрушенной, такой и осталась. Бывший президент Корреа очень много хороших вещей сперва сделал для государства. Но при этом, даже если он и построил больше больниц, госпиталей, привез оборудования, можно твердо утверждать, что его главной задачей было получить от этого себе незаконные доходы путем завышения цен на строительство, и так далее. Как все было плохо, так и сейчас осталось в таком же положении, я имею в виду наше здравоохранение И как все было плохо, так и сейчас осталось в таком же положении, я имею в виду наше здравоохранение. Госпитали новые есть, но с обслуживанием очень тяжело. Если кто-то болеет, то его врачи примут, когда он уже либо умер, либо когда он уже выздоровел сам давно. Да, улучшили оборудование, здания, но сами медицинские услуги остались на прежнем уровне. А что его приговорили к 8 годам тюрьмы – так это, я лично считаю, мало ему еще дали! Он возглавил страну, у которой внешний долг был 10 миллиардов долларов. А когда он ушел, у нас оказалось 50 миллиардов долларов внешнего долга! И при этом его администрация получила доход от продажи нашей нефти в размере больше 300 миллиардов долларов! И Корреа хочет сказать, что он все это тратил на дороги, больницы, на все, что мы видим? Лично я не верю, что столько денег могло у него "куда-то пропасть".
>> Read More